Еврейские праздники: Пурим (часть 2)

А теперь чуть поподробнее о Эстер: она была выращена своим двоюродным братом или дядей, по разным данным, – Мордехаем, одним из самых известных евреев Персии, и, будучи одним из ярких представителей Санхедрина, очень хорошо разбирался в Торе и знал множество языков. Однажды Мордехай спас жизнь Ахашвероша, подслушав разговор двух заговорщиков. Это покушение, по одному из мнений, пытался подстроить Аман ( шум, гам и тд ), но “этот подлый еврей”, как выразился бы Аман, помешал его планам, рассказав обо всём этом царю. И, следуя нашим рассуждениям, именно поэтому Аман и возненавидел Мордехая, а в его лице и всех евреев, а вовсе не потому, что Мордехай не кланялся Аману в ноги, как это делали все остальные.

Евреи, ведь не могут кланяться кому бы то ни было в ноги, так же как и поклоняться животным, людям, идолам и разного рода другим явлениям. Ибо сказано в Ветхом Завете : ”Да не будет  у тебя других богов, кроме Меня“ и “Не создай себе кумира”. По этому правилу и действовал наш многоуважаемый Мордехай и не поклонялся он Аману, а лишь кивал ему, здороваясь.

Гаман же был премьер-министром при Ахашвероше и пользовался большим почётом при дворе. И после всего этого, Аман пришёл к царю и сказал ему, что в Его империи есть лишь один народ, который следует своим собственным законам, а не исполняет законы, написанные Им – Наместником Б-га на Земле. Аман попросил царя издать указ, в котором говорится о полной ликвидации этого “маленького, скверного и непослушного“ народа. Ахашверош же, озабоченный другими проблемами, о которых будет написано чуть ниже, не выслушав своего премьер-министра до конца сказал, что он подпишет всё, что угодно, главное- чтобы Аман побыстрее от него отстал. И подписал, заранее написанный Аманом, закон.

Аман бросил пур ( жребий ) и выбор стал на 13 адара. Если так можно выразиться “НОЧЬ НОЖЕЙ”. В этот день он планировал перерезать всех представителей еврейского народа и это ему удалось бы, если бы не…

Но давайте, вернёмся немного назад и расскажем какие же проблемы были у всеми нами любимого, почти что еврейского царя – Ахашвероша:

Согласно одному из мидрашей, Всевышний просто не мог позволить, чтобы не еврей лёг с еврейской девушкой такого высокого ранга, родственницой одного из мудрецов того поколения – Мордехая. Ахашверош сидел на своём троне, обдумывая, что же с ним случилось. Не уж то он постарел? И именно в разгар его умственных перегрузок и чисто мужского волнения к нему и вваливается этот “идиот”, извините за выражение, Аман и начинает ему говорить что-то насчёт какого-то нового закона, который он, якобы должен подписать. Естественно, что он, не задумываясь, делает это и отправляет своего достаточно мерзкого, но услужливого премьер-министра куда подальше и снова остаётся тет-а-тет со своими тяжкими для любого мужчины мыслями. Его так влечёт к ней, но когда дело доходит до самого важного, то… “Что могло со мной случиться?” – спрашивает он сам себя и не находит ответа.

Мордехай же, узнав про новый указ царя, впал в отчаянье. Он разорвал свои одежды и посыпал голову свою пеплом и ходил так под палящим солнцем Персии.

Эстер, через своих людей во дворце, узнала, что с её любимым дядей или кузином Мордехаем что-то не так, но она ничего не знала о предстоящем числе – 13-ом адаре. Она вызвала к себе Мордехая, чтобы узнать, из-за чего он так угрюм и явно чем-то очень сильно озабочен. Он пришёл к ней и у них завязался длинный и очень сложный разговор, напрямую связанный с теологией.

Мордехай сказал ей, что, возможно, именно ради такого случая она и стала царицей. Что Б-г сделал это специально и теперь на её хрупких плечах лежит ответственность за её народ, и она должна спасти всех них, всех нас!

Эстер объявила, что все евреи, от мала и до велика, должны поститься и молиться три дня, и потом она пойдёт к царю. Именно в честь этого события, в честь силы и решительности Эстер, мы и держим пост. Ибо нельзя было заходить к царю без его приглашения, а всякий, кто посмеет дерзнуть и нарушить указание царя, и потревожить его покой, будет казнён.

В это время царю не спалось. Он снова и снова напрягал своё серое вещество, которое умеют напрягать далеко не все обитатели Ойкумены. Но на этот раз он думал не только насчёт своей новой царицы… Он начал рыться в старых хрониках и нашёл то, что искал. Он нашёл запись о Мордехае, его ангеле-хранителе, который спас его шкуру давным давно, ведь время у царей, особенно у восточных, протекает так медленно, когда нет войн, пиршеств, плотских наслаждений. И снова и снова приходится оставаться наедине с самим собой и снова приходит эта тоска и скука. Так пусто, так одиноко быть царём! Итак, он вспомнил о Мордехае и увидел, что того не отблагодарил Он. А Мордехай, по скромности своей или по боязни приближаться к Нему, к “Высшему существу”, не подошёл к нему за наградой. А зря. Ведь он не только держит карающий меч в одной руке, но и жезл великодушия в другой. Он повелевает судьбами своих подданных. Он, и никто другой!

Аман шёл весёлый к царю, надеясь получить повышение в чине или награду, за хорошо выполняемую им работу, ведь не подняли бы его посреди ночи с постели, если бы это не было чем-то очень важным. И он летит окрылённый к своему царю. Да и собственно говоря, кто может как он? Кто может вроде и слушаться царя, но тем не менее делать по-своему и отчасти управлять царём, ведь Ахашверош, к счастью Гамана так глуп. А вдруг Он узнал что-то о тёмных делишках Амана и вызвал его, чтобы наказать, за то, что он делает за Его широкой спиной? Хотя нет, навряд ли Ахашверош об этом когда-нибудь узнает. Такими были мысли Амана, когда он шёл по дворцу к царской палате.