Еврейские праздники: Пурим (часть 3)

Кстати, ещё немного об Амане. По Мегилас Эстер, он был родом из племени Амалек. А с этим племенем у еврейского народа просто уже генетическая вражда. И они боролись ещё за много лет до описываемого нами события. И вот вам, возможно один из совсем немногих воинственных указов в Торе, данный Всевышнем ( здесь я не цитирую, но говорю общий смысл ): “Если увидишь амалека ты или узнаешь, что амалек – сосед твой, то должен ты убить его, ибо в противном случае, он узнает, что еврей ты и убьёт тебя.” Да, именно так и сказано – убей. И это печально.

Аман же услышал от царя совсем не то, что ожидал и то, что боялся услышать, а именно, что должен он по приказу царя вознаградить Мордехая, так как спас ему жизнь этот еврей. И Мардехай должен был стать человеком ещё более высокого ранга. Аман был в шоке, но он думал отомстить, он думал о мести. А если кто-то хочет вам отомстить, может отомстить и знает, что он будет мстить в любом случае, то у вас появляется очень опасный недоброжелатель, который может нанести удар вам ножом в спину, а может стать и как с Юлием Цезарем и тогда вы только и сможете сказать предсмертные слова : “И ты, Брут!”

И вот прошло три дня ожиданий, терзаний и молитв. Все евреи готовились к самому худшему, а многие даже покинули пределы Персидской Империи. И она вошла к Нему в покои, не побоявшись быть казнённой, не побоявшись нарушить Его покой ради спасения своего народа. Это был героический поступок, так как Эстер знала, что её шансы на удачу этого предприятия невелики, но они есть. А кто не рискует, то не пьёт шампанского… Мы думаем, что это был её девиз. Она надела своё самое шикарное платье, которое только могла найти в своём гардеробе, самое лучшее, самое откровенное и пошла к Нему. Только представьте себя на её месте, если ненадолго откинуть религию, ведь мы лишь высказываем сугубо своё мнение на этот вопрос. Вы – жена царя – царица. Вы ещё совсем “новенькая на этом празднике жизни”. Разве вы не хотели бы родить царю отпрыска, который впоследствии займёт его место и тогда вы точно на коне, а не где-то внизу, даже, если вы еврейка, а Он – нет…

И вот она приходит к царю и приглашает его и Амана на пир, а потом и на второй. Пиры, которые она, якобы, устраивает в их честь. В честь двух великих людей, управляющих великим государством. На самом деле это был лишь ход конём, тактический ход, чтобы отвлечь внимание Амана, сдобрить его вином и красивыми словами в его честь, но внутри Эстер закипала ненависть, вулкан вот вот должен вырваться на свободу. И это происходит…

“Я еврейка, – открывает она свою страшную тайну. – Я всегда была и остаюсь ею, а он, Аман, решил уничтожить мой народ. Уничтожить ни за что, но просто так, а следственно, уйду и я вместе со своим народом. Уйду и мы будем жить вечно на небесах, ибо мы будем небесами.

Царь был поражён. Какой-то странный огонёк безумия промелькнул в её взгляде. Теперь всё зависело от Него, от Его решения. Единственного и верного его решения.

“Она умеет любить. – Подумал он. – Она любит свой народ, ибо они – единство. Она не ощущает себя без своего народа, не видит себя без него. Возможно, и меня она сможет полюбить, и будет любить меня так же неистово, как и свой народ. А что Аман? Кто он такой? Всего лишь пешка и ничего больше. Кто он для Него? Что он представляет из себя? Таких как он – тысячи, а она такая одна.”

Ахашверош принял решение. Он вызвал к себе Амана и, когда тот пришёл, приказал повесить его и десять его сыновей. Ведь сыновья могут вырасти. А месть – страшная штука!

Как говорят некоторые, Амана повесили за уши и они у него сильно оттянулись и именно в честь этого на Пурим мы едим пельмени. За уши Амана и всех, кто покушается на наш народ или что-то в этом духе.

Враги, всё-таки решившие выступить в этот день против евреев, погибли.

После этого Ахашверош объявил Мордехая своим помощником и дал ему право издавать указы. Для евреев же этот день – это день праздника Пурим и победы над своими врагами.